Публікації

СБУ і бізнес: чого чекати Зеленському від Баканова?

Чи перестане СБУ “кошмарити” бізнес і як позбавити службу невластивих їй функцій втручання в економіку?

Незаметно пролетели две недели, которые президент Владимир Зеленский дал и. о. главы Службы безопасности Ивану Баканову на демонстрацию первых результатов реальной работы.

На встрече с бизнесом в минувший четверг глава государства снова вспомнил, что спецслужба должна быть “декомерциализирована”, то есть лишена “несвойственных ей функций” вмешательства в экономику.

Почему это не совсем тот сигнал, которого ждут предприниматели?

Не все то для СБУ, что контрабанда

В своей предвыборной риторике Зеленский ставил в приоритет лишение правоохранительных органов несвойственных им функций в сфере экономических преступлений.

В первую очередь эта претензия всегда касалась СБУ.

“Чекисты должны ловить шпионов, а не кошмарить бизнес” – под этой фразой подписались бы, пожалуй, тысячи предпринимателей по всей стране.

Почти дословно то же самое сказал на встрече бизнесу и Зеленский в минувший четверг.

Однако нужно вспомнить, каким было первое же “поручение” Ивану Баканову три недели назад. Оно звучало так: “Нам нужны реальные уголовные дела. Надо разобраться с контрабандой”.

То есть логично предположить, что этот вопрос глава государства и его советники считают самым важным в работе СБУ.

И упоминание Зеленским контрабанды перед предпринимателями на недавней встрече – тому подтверждение.

Но вот незадача: контрабанда в широком, “бытовом” смысле слова (провоз сигарет, нелегальной бытовой техники, автомобилей и т.д.) не только не входит в перечень статей, расследованием которых должна заниматься спецслужба, но и вообще является декриминализованной.

То есть за ящик “черных” айфонов не возбуждают уголовные дела – только штраф и конфискация.

Уголовный процессуальный кодекс оставил в подследственности СБУ только контрабанду отдельных видов товаров (ст. 201 УК): культурных ценностей; ядовитых, сильнодействующих, взрывчатых веществ; радиоактивных материалов;оружия или боеприпасов; частей огнестрельного нарезного оружия; специальных технических средств негласного получения информации; лесоматериалов и пиломатериалов (ст. 201-1 УК); наркотиков (ст. 305 УК).

Все. Остальные статьи относятся к преступлениям против основ национальной безопасности, а также связанным с терроризмом, разглашением гостайны, неприкосновенностью границы, рядом военных преступлений.

Статистика Генеральной прокуратуры свидетельствует, что уголовные производства по “контрабандным” статьям – далеко не самое “популярное” занятие у спецслужбы.

Например, за 5 месяцев 2019 года из 1344 уголовных производств, которые числились за СБУ, только 52 (3,8%) касались ст. 201 и 139 (10,3%) – “наркотической” ст. 305.

Для сравнения, по “террористическим” статьям заведено 446 уголовных производств.

Таким образом, значение, которое придал Зеленский контрабанде на встрече с Бакановым, явно преувеличенное.

Но это также может означать и зондирование почвы для возвращения криминализации этого экономического преступления для легальной передачи его в подследственность СБУ.

Уловки для давления на бизнес

Кроме “контрабандных” статей Уголовного кодекса формально у СБУ нет других “экономических тем”. Но есть несколько “уловок”.

Во-первых, в процессуальном кодексе есть оговорка, согласно которой следователи СБУ имеют право расследовать преступления по ряду должностных и экономических преступлений, если они связаны с преступлениями, по которым следователи СБУ уже ведут расследование.

Перераспределение может осуществить прокурор. Классическая связка – в ходе расследования финансирования терроризма спецслужба “случайно” обнаруживает и другие нарушения на предприятии или у его контрагентов.

И несмотря на подследственность этих преступлений налоговой службе или Нацполиции, оставляет их за собой в рамках “большого” дела.

Во-вторых, Генеральный прокурор Украины, руководитель региональной прокуратуры, их заместители могут прямо поручить СБУ расследование неподследственного ему преступления (не важно – экономического или нет) если расследование другим органом осуществляется неэффективно.

В-третьих, СБУ может заведомо исказить квалификацию, чтобы взять в свое производство “экономически перспективное” дело.

Среди примеров в адвокатской среде называют преимущественно дела IT-компаний и майнеров криптовалюты, которых всегда можно обвинить в шпионаже, поддержке террористов, вмешательстве в электронные системы государства или нелегальном распространении систем снятия информации.

В-четвертых, нормы закона “О службе безопасности Украины” предусматривают, что на СБУ возлагается защита экономического потенциала Украины.

Эта расплывчатая формулировка позволяет, по большому счету, подменять любой следственный орган на основании “высокой миссии”.

В результате спецслужба может заниматься даже “банальными” конвертационными центрами, хотя это полномочия налоговиков.

Естественно, первое, чего ждет бизнес от Зеленского и Баканова – это минимизация возможности использовать такие зацепки.

Где-то – прямо запретив расследование конкретных дел спецслужбой. Где-то – убрав расплывчатые формулировки и сузив возможности для “полета фантазии”. Неплохой попыткой отобразить это видение был законопроект 8057, который предполагал:

1) передачу всех “контрабандных” статей УК, включая и “вкуснейший” пункт о незаконном обороте средств получения информации, в подследственность Нацполиции;

2) передачу дел о финансировании терроризма и отмывании нелегальных доходов к полномочиям ГФС.

Кроме того, было предложено:

3) исключить из перечня приоритетных задач СБУ противодействие правонарушениям в сфере экономической деятельности, а также коррупционных правонарушений;

4) прямо запретить использование ресурсов спецслужбы для вмешательства в хозяйственную деятельность, если она не представляет угрозы для госбезопасности;

5) исключить из структуры СБУ спецподразделения в сфере борьбы с коррупцией и оргпреступностью

Документ наверняка готовился совместно с бизнес-ассоциациями, а публичная поддержка Кабмина в целом предполагала, что и исполнительная власть считает его приемлемым.

Поэтому простой ответ на вопрос о поддержке высказанных здесь принципов со стороны Зеленского и Баканова мог бы стать мощным сигналом для бизнеса при выстраивании отношений со спецслужбой.

Но пока есть лишь обещания дождаться появления новой Верховной Рады.