Публікації

Юрий Радзиевский прокомментировал новый законопроект об усилении ответственности силовиков

Нужна ли в принципе отдельная статья в УК, чтобы приструнить правоохранителей, которые нарушают права бизнеса?

«Обыски в IT-компаниях» – один из самых ярких образов, описывающих инвестиционный климат в стране. Причины этого назовет каждый предприниматель: желание силовиков заработать на возврате изъятой техники, закрытии уголовных дел и других «сопутствующих» услугах. Вышедшее накануне расследование программы “Наші гроші з Денисом Бігусом” о руководителе «профильного» департамента в одной из силовых структур лишь подтвердило: несмотря на все инициативы типа «маски шоу стоп», темпы правоохранители не сбавляют. Можно ли их приструнить, увеличивая ответственность?

«Антирейдерский велосипед»

В средине 2000-х в Украине буйным цветом расцвело новое и «доселе невиданное» явление – рейдерство. Матерые юристы крупных промышленных групп переписывали через подставных нотариусов и поддельные судебные решения на подконтрольные себе оффшоры целые заводы. Искусственные информационные скандалы помогали сбить спесь с несговорчивых партнеров. И те за копейки соглашались переписать уже и так по факту не принадлежащее им имущество на настойчивых миноритарных акционеров, еще вчера владевших лишь 0,01% акций.

Законодательные инициативы, которые выдвигались и народными депутатами, и правительством в то время, были простыми и прямолинейными: в Уголовный кодекс нужно ввести статью «за рейдерство». Естественно, с большим тюремным сроком и конфискацией чуть ли не всего имущества в пользу государства.

Только вот эффективность такого популистского подхода практически сразу сочли минимальной. Ведь в УК уже были (и есть) относительно простые и понятные статьи «мошенничество», «подделка документов», «злоупотребление служебным положением», «противодействие законной хозяйственной деятельности» и другие. Оставалось только применять их «по назначению» и не выдумывать «антирейдерский велосипед».

В отсутствие же политической воли эффективно расследовать дела и наказывать реальных преступников наличие дополнительной статьи в Уголовном кодексе проблемы не решает.

Почему запрет не сработает

В конце 2010-х похожее решение предлагается применить к проблеме незаконных обысков бизнеса. Авторы законопроекта №9484 хотят ограничить права силовиков при обысках, а за нарушение «барьеров» – назначить наказание до 12 лет тюрьмы. Для сравнения – это нижний порог ответственности за государственную измену, планка для наказания за применение оружия массового поражения, за умышленные тяжкие увечья, нанесенные адвокату и прочие тяжелые преступления такого толка.

В целом документ решает достаточно насущную проблему: практически полностью запрещает силовикам изымать компьютеры кроме случаев, если они являются орудием, средством или предметом преступления.

Как было раньше? До принятия пакета «Маски шоу стоп» правоохранители просто приходили на обыск, забирали всю технику, парализовали работу офисов и до бесконечности ждали «выкуп».

Благодаря закону «маски шоу стоп» в 2017 году в Уголовно-процессуальном кодексе появилась норма, которая позволяла изъятие компьютеров только если это необходимо для проведения экспертизы, если они непосредственно связаны с совершением преступления или если доступ к ним запаролен. Таким образом, как только сотрудник сообщает силовику пароль – и тот настроен на конструктив, а не на коррупцию – «комп» не изымают, а «досматривают» на месте. Если же силовик все же имеет желание забрать компьютер с целью обсудить в будующем условия «выкупа», то он изымает его под видом необходимости экспертизы (если на компьютере нашлась интересующая информация) – и снова все по-старому.

В новом законопроекте 9484 предусматривается очень ограниченный перечень причин для изъятия. Если это средство труда, или изъятие может нанести вред собственнику – компьютер забирать запрещается (если конечно, конкретная «машина» прямо не указана в решении суда). Всю обснованно интересующую информацию силовики могут себе скопировать, но компьютер права забирать не имеют.

Арест на компьютерную технику может быть наложен только для обеспечения конфискации либо же спецконфискации.

В общем, сплошные позитивы для IT-сектора и всех, кто использует компьютеры в повседневной работе.

Однако инициатива по «наказанию» силовиков за нарушение правил обыска может сделать этот документ маргинальным и совершенно непроходным в парламенте.

До 12 лет тюрьмы – это очевидное превышение разумных норм для такого рода преступлений. Все-таки речь идет об экономическом ущербе, каким бы большим он не был, а не о человеческих жертвах. И если гипотетически предположить внедрение этой нормы, она приведет лишь к повышению стоимости «услуг» коррумпированных силовиков с учетом возрастающих рисков. Честные же или осмотрительные и вовсе могут отказаться от проведения каких-либо обысков, потому что им везде будут мерещиться эти 12 лет тюрьмы. При этом мы не должны забывать, что аресты и изъятия имущества – это в первую очередь меры, главной целью которых является эффективное расследование уголовных дел.

Но нужна ли в принципе отдельная статья для того, чтобы приструнить силовиков-нарушителей? В Уголовном кодексе есть норма ст. 364 – злоупотребление служебным положением, фабула которой отлично подходит в том числе и для силовиков, которые нарушают правила обыска и изъятия имущества ради «выкупа». Ее санкция – до шести лет – вполне достаточно «угрожающая».

Однако она не работает исключительно по причине отсутствия политической воли прикрыть для силовиков такой способ дополнительного заработка. Исполнителей не наказывают только потому, что «добытое» идет вверх по вертикали. И решение именно этой проблемы – а не очередной пакет «специальных» наказаний – должно улучшить ситуацию с незаконными обысками, а соответственно – и с инвестиционным климатом. Впрочем, законопроектами такие вещи, к сожалению, не решаются.

Нужна ли в принципе отдельная статья в УК, чтобы приструнить правоохранителей, которые нарушают права бизнеса? – размышляет управляющий партнер АБ “Радзиевский и партнеры” Юрий Радзиевский в колонке на сайте “ЛигаБизнесИнформ”.

«Обыски в IT-компаниях» – один из самых ярких образов, описывающих инвестиционный климат в стране. Причины этого назовет каждый предприниматель: желание силовиков заработать на возврате изъятой техники, закрытии уголовных дел и других «сопутствующих» услугах. Вышедшее накануне расследование программы “Наші гроші з Денисом Бігусом” о руководителе «профильного» департамента в одной из силовых структур лишь подтвердило: несмотря на все инициативы типа «маски шоу стоп», темпы правоохранители не сбавляют. Можно ли их приструнить, увеличивая ответственность?

«Антирейдерский велосипед»

В средине 2000-х в Украине буйным цветом расцвело новое и «доселе невиданное» явление – рейдерство. Матерые юристы крупных промышленных групп переписывали через подставных нотариусов и поддельные судебные решения на подконтрольные себе оффшоры целые заводы. Искусственные информационные скандалы помогали сбить спесь с несговорчивых партнеров. И те за копейки соглашались переписать уже и так по факту не принадлежащее им имущество на настойчивых миноритарных акционеров, еще вчера владевших лишь 0,01% акций.

Законодательные инициативы, которые выдвигались и народными депутатами, и правительством в то время, были простыми и прямолинейными: в Уголовный кодекс нужно ввести статью «за рейдерство». Естественно, с большим тюремным сроком и конфискацией чуть ли не всего имущества в пользу государства.

Только вот эффективность такого популистского подхода практически сразу сочли минимальной. Ведь в УК уже были (и есть) относительно простые и понятные статьи «мошенничество», «подделка документов», «злоупотребление служебным положением», «противодействие законной хозяйственной деятельности» и другие. Оставалось только применять их «по назначению» и не выдумывать «антирейдерский велосипед».

В отсутствие же политической воли эффективно расследовать дела и наказывать реальных преступников наличие дополнительной статьи в Уголовном кодексе проблемы не решает.

Почему запрет не сработает

В конце 2010-х похожее решение предлагается применить к проблеме незаконных обысков бизнеса. Авторы законопроекта №9484 хотят ограничить права силовиков при обысках, а за нарушение «барьеров» – назначить наказание до 12 лет тюрьмы. Для сравнения – это нижний порог ответственности за государственную измену, планка для наказания за применение оружия массового поражения, за умышленные тяжкие увечья, нанесенные адвокату и прочие тяжелые преступления такого толка.

В целом документ решает достаточно насущную проблему: практически полностью запрещает силовикам изымать компьютеры кроме случаев, если они являются орудием, средством или предметом преступления.

Как было раньше? До принятия пакета «Маски шоу стоп» правоохранители просто приходили на обыск, забирали всю технику, парализовали работу офисов и до бесконечности ждали «выкуп».

Благодаря закону «маски шоу стоп» в 2017 году в Уголовно-процессуальном кодексе появилась норма, которая позволяла изъятие компьютеров только если это необходимо для проведения экспертизы, если они непосредственно связаны с совершением преступления или если доступ к ним запаролен. Таким образом, как только сотрудник сообщает силовику пароль – и тот настроен на конструктив, а не на коррупцию – «комп» не изымают, а «досматривают» на месте. Если же силовик все же имеет желание забрать компьютер с целью обсудить в будующем условия «выкупа», то он изымает его под видом необходимости экспертизы (если на компьютере нашлась интересующая информация) – и снова все по-старому.

В новом законопроекте 9484 предусматривается очень ограниченный перечень причин для изъятия. Если это средство труда, или изъятие может нанести вред собственнику – компьютер забирать запрещается (если конечно, конкретная «машина» прямо не указана в решении суда). Всю обснованно интересующую информацию силовики могут себе скопировать, но компьютер права забирать не имеют.

Арест на компьютерную технику может быть наложен только для обеспечения конфискации либо же спецконфискации.

В общем, сплошные позитивы для IT-сектора и всех, кто использует компьютеры в повседневной работе.

Однако инициатива по «наказанию» силовиков за нарушение правил обыска может сделать этот документ маргинальным и совершенно непроходным в парламенте.

До 12 лет тюрьмы – это очевидное превышение разумных норм для такого рода преступлений. Все-таки речь идет об экономическом ущербе, каким бы большим он не был, а не о человеческих жертвах. И если гипотетически предположить внедрение этой нормы, она приведет лишь к повышению стоимости «услуг» коррумпированных силовиков с учетом возрастающих рисков. Честные же или осмотрительные и вовсе могут отказаться от проведения каких-либо обысков, потому что им везде будут мерещиться эти 12 лет тюрьмы. При этом мы не должны забывать, что аресты и изъятия имущества – это в первую очередь меры, главной целью которых является эффективное расследование уголовных дел.

Но нужна ли в принципе отдельная статья для того, чтобы приструнить силовиков-нарушителей? В Уголовном кодексе есть норма ст. 364 – злоупотребление служебным положением, фабула которой отлично подходит в том числе и для силовиков, которые нарушают правила обыска и изъятия имущества ради «выкупа». Ее санкция – до шести лет – вполне достаточно «угрожающая».

Однако она не работает исключительно по причине отсутствия политической воли прикрыть для силовиков такой способ дополнительного заработка. Исполнителей не наказывают только потому, что «добытое» идет вверх по вертикали. И решение именно этой проблемы – а не очередной пакет «специальных» наказаний – должно улучшить ситуацию с незаконными обысками, а соответственно – и с инвестиционным климатом. Впрочем, законопроектами такие вещи, к сожалению, не решаются.